«Водолей» — Москва.

Как хотите, так и расшифровывайте:
БУ!фест.
Подберите буквы так, чтобы получилось: ФЕСТИВАЛЬ СОСТОЯЛСЯ.
Нет, наверное, есть и какие-нибудь другие БУ!квы для расшифровки этих слов, но они были ДО.
А теперь — ПОСЛЕ.
Теперь, коллеги, Фестиваль состоялся.
Мы состоялись.
И нет разницы, выпустил ты одну-единственную книгу, или за последние восемнадцать лет давно зашел за три сотни.
Вышло не просто хорошо, вышло лучше, чем мы ждали.
Все были трезвы.
И никто не ушел обиженным.

Евгений Витковский witkowsky (издательство «Водолей»)
Хотя они, конечно, и катакомбы, и душновато, но уходить решительно не хотелось.
Подробности вы узнаете позже. Организаторы фестиваля — Чеслав, Игорь Белый и Лин Лобарев (порядок имен произвольный) и другие — вам всё расскажут.
Но они подарили нам настоящий хемингуэевский Праздник, который продлится, покуда не надоест.
Наш «Водолей» выложил только поэтические книги — и стол немедленно сломался.
Лин прочитал мантру — стол поменяли, первый слой книг с него немедленно купили. Весь.
Моему сыну со склада пришлось срочно привезти второй. Его тоже купили, пусть не так быстро, но стол на сей раз выдержал.
Говорят, в Татьянин день студенты выпивали в Москве всё спиртное и не спиртное, кроме Москвы-реки, да и то потому, что она была замерзшая.
Что-то похожее творилось на Фестивале в последний день.
Только не с выпивкой, а с книгами.
Какое-то чудо-занудо стояло передо мной и объясняло, что стихи никому не нужны. Между тем, их раскупали и справа от него, и слева.
Нет, шутки шутками, — конечно, ради такого фестиваля мы перевернули весь склад и выложили все остатки.
Теперь у нас остатков нет.
Так, названий двести.
Приходите за ними на следующий Фестиваль.
А мой директор, тем временем, отправил в производство четыре книги.
Я теперь завидую ему, а он мне.
Хочется думать, что очень скоро такой праздник повторится.
приходите.
Мы на нем непременно
БУ!

 
Все отзывы